3.2. Общага

3.2. Общага

        Вместе с девушками на третьем курсе нас ждала ещё одна новость. От нас забрали группу баллистиков и перевели её на пятый ракетный факультет - курс майора Юрчишина. А вместо баллистиков нам добавили академическую учебную группу, программного управления космическими летательными аппаратами. Эта группа в своём роде была единственной - она училась больше нашего на целый год и имела шестилетнюю программу подготовки. В итоге вышло так, что на третьем курсе у нас оказались ребята, у которых уже шёл четвёртый год обучения.

         Так что в общежитии муравейника мы оказались в совершенно новом составе.

         Поначалу жизнь в общаге чем-то была похожа на казарменную жизнь, и единственными отличиями было то, что жили мы с максимально возможным комфортом в комнатах по четыре человека, да питались теперь сами - а в остальном всё было почти как в казарме. Я поселился с Пятрухом, Мелом и Дёмой Щербаковым.

         По утрам приходилось вставать по команде «Подъём!» и как обычно после проверки наличия личного состава, через туалет отправляться на утреннюю физические зарядку. Ну а там всё как обычно: бег в парке имени Горького на перегонки со слонами, а потом гимнастика на перекладине. Радовало, то, что бегать в сапогах было уже не обязательно, можно было надевать кроссовки и спортивный костюм. Но вот после зарядки, начинались отличия. С нашим переходом на третий курс обучения командование университета решило сделать «финт ушами» и сэкономить. Нам была предложена демократическая система свободного выбора.

         - Товарищи курсанты, - обращался к нам майор Мерцалов слегка картавя. – Вам, командование университета предлагает выбор. А именно: вы можете продолжить питаться в столовой или написать рапорт и снятся с продовольственного довольствия, за это вам помимо денежного содержания будут положены пайковые деньги, на которые вы сможете питаться в кафе или самостоятельно готовить пищу на кухне в общежитии.

         Уговаривать долго не пришлось. Большинство курса голодного до свободы, захватило наживку и сразу снялось с довольствия. Тем более, что практически все приехали на учёбу с изрядным запасом продуктов. А харьковские могли поесть и дома, так как в общаге они не жили. Кто-то ещё походил какое-то время на приёмы пищи в столовую, но наряды по залу сделали своё дело и отбили у них последнюю охоту к армейскому общепиту. И уже к концу сентября весь курс перешёл на пайковые деньги. А в чём же «финт ушами» спросите вы и где экономия? Ответ прост. Экономия в деньгах. Расчёт пайковых средств, выдаваемых на руки курсантам шёл на основании средней оптовой цены продуктов питания без учёта стоимости их доставки, хранения, и приготовления в готовый продукт пригодный к употреблению в пищу. В результате ВСУ и ХВУ экономили как минимум половину денежных средств необходимых для кормления одного курсанта старшего курса в условиях столовой. А если учесть, что на дворе было второе полугодие 1994 года и инфляция на Украине достигла поистине комических масштабов, то не нужно быть великим экономистом, чтобы понять, то, что тыловая продовольственная служба просто таким образом избавила себя от головной боли проведения государственных закупок в условиях постоянной нехватки денег. Так что, нас в перспективе ждали обесцененные деньги и ничего больше. За каких-то три года «незалежности» на Украине успело поменяться три Министра обороны и при исполняющем обязанности министра, Шмарове стало совсем плохо. Шмаров был человеком гражданским и слабо понимал, как работает и чем живёт армейский организм. К тому же, избранному президенту Украины Леониду Кучме нужно было расчистить почву под Кузьмука - своего свояка.

         Ну а нам не было дело до Шмарова, просто после утренней физической зарядки и до начала занятий, нужно было успеть, что ни будь себе приготовить на завтрак. Обычно готовили гречку или гороховую кашу, которая отличалась калорийностью и была особенно хороша с морковной и луковой за жаркой на сале. Каша, как правило, успевала свариться и дойти во время зарядки. Как-то поставив гороховую кашу вариться, мы убежали на зарядку, а когда вернулись в общагу, то обнаружили, что гороховая каша убежала вместе с нами. Но позже поварихи курсантской столовой открыли нам секрет быстрого приготовления гороха. Оказывается, перед варкой гороховую крупу необходимо с вечера хорошенько промыть, замочить на ночь, а по утру промыть ещё раз, но уже непосредственно перед варкой. И самое главное, когда вы ставите горох на плиту чтобы сварить кашу, не забудьте добавить в воду немного соды. И тогда успех приготовление наваристой и сытной гороховой каши будет гарантирован, а благодаря соде каша развариться и никуда не сбежит. Но если времени не было, то всегда можно было поджарить яичницу.

         После завтрака всё было как обычно: утренний осмотр, развод на занятия и пары. А после пар снова нужно было бежать в общагу, чтобы успеть что-то приготовить и поесть до начала самостоятельной подготовки. Обычно мы варили курсантский супчик, который представлял собой гречневую похлёбку с картошкой со свиными шкварками. Кстати сказать, с тех пор прошло уже много лет, а вкус этого не замысловатого супа мне нравиться до сих пор. И дома его так и называют - курсантский супчик. В обед на кухне общежития, разворачивалась борьба за электроплиту, курсанты сломя голову неслись и старались её занять, чтобы разогреть или сварить хоть что-то. В это время первое, второе и третье блюдо было редкостью - главное успеть съесть что-то одно.

         И вот устав от борьбы, мы стали обзаводиться электроплитами и быт постепенно стал налаживаться. Среди курсантов, были даже счастливые обладили холодильников, но столь крупные электроприборы в комнатах держать запрещали и потому под них отводилось специальное место на кухне.

         Вечером, после самоподготовки наступал праздник живота. Придя в общагу можно было спокойно приготовить ужин. Особым шиком считалось поджарить с тушёнкой хрустящую ароматную картошечку. И на этом самом моменте курс слетел с катушек. Нет картошка тут не причём. Просто жаренный с мясом картофель, это практически универсальная закуска. После занятий можно было свободно взять увольнительную записку и записавшись в книге дежурного по курсу сбегать в ГПУ, за чем ни будь вкусненьким, а иногда и за беленькой. К концу девяносто четвёртого года факультет уже успел позабыть полковника Нагорного и его торжественные утренние разливы спиртного на плацу ГУКа. И потому по вечерам, особенно ели совсем недавно было выдано на руки денежное довольствие, общага гудела. Как-то уже после окончания ВВУЗа мой однокурсник Андрей Мацько скажет, что он с третьего по пятый курс прожил в банкетном зале. Оказавшись в относительной свободе многие пускались во все тяжкие и плотно подсаживались на стакан. По началу этого не было заметно, ведь молодые здоровые организмы курсантов способны выдержать и не такую нагрузку, но с годами пристрастие к алкоголю культивируемое курсантской средой давало о себе знать, выливаясь для многих в служебные а так же семейные проблемы и неурядицы.

         Но изобилие продолжается обычно не долго и всему хорошему всегда приходит конец. И потому относительно сытые времена курсантской жизни в общаге в первой половине девяностых чередовались с временами жизни в впроголодь. Инфляция и обесцененные карбованцы давали о себе знать.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 12:56:00

 Количество просмотров: 4

От автора