3.1. Девушки

3.1. Девушки

        В июне месяце у нас в училище работала экзаменационная комиссия. И по университету прошёл слух, что ХВУ впервые, ради эксперимента, на должности курсантов, решили набирать девушек. На время экзаменов иногородних абитуриенток поселили не в Сокольниках вместе со всем лагерем набора, а отдельно – им выделили этаж высотки и выставили там офицерский наряд, в виде охраны. Пару окон этого общежития как раз выходили на нашу казарму. И по вечерам все факультеты, первые и вторые курсы живущие в правом крыле казармы, частенько прилипали к окнам. У нас, естественно, больше всех отличался Пятрух, которого от окна невозможно было и за ухо оттащить.

        Грязь на паркете, ХВВКИУРВ, Харьковский военный университет, ХУПСТак вот, конце июня я стоял в наряде контролером пропускного пункта. Жарко, лето, центр города, кругом асфальт. И вдруг мимо меня пронеслась стайка девчонок, вчерашних школьниц - наших абитуриенток и следом за ними важно проследовала прапорщик Циба. Я проводил их взглядом, приметив стройную, светленькую, глазастую девчушку в красных босоножках, джинсовых бриджах и розовой блузочке. Она немного прихрамывала на правую ногу, от того, что, лазая в Сокольниках через забор училища, слегка повредила коленку о колючую проволоку. Посмотрел я ей в след и всё у меня в душе как-то перевернулось. Просто ком к горлу подступил. Я вздохнул и продолжил службу. А что еще было делать курсанту жарким летним днем? Просто стоять и развлекать себя разглядыванием проходящих мимо симпатичных особ противоположного пола. Потом эта стайка еще не раз туда-сюда носилась по училищу, радуя глаз и вызывая живой интерес у всей курсантской публики, которая в силу естественно сложившихся обстоятельств, испытывала недостаток женского внимания. А тут вот она, такая краса и совсем рядом. Потом настал август месяц и нас всех отправили в отпуска. А вот первокурсникам, согласно учебного плана организовали курс молодого бойца, но не всем, - девушек отправили по домам. Тогда еще не знали, что с ними делать в этот период.

        В конце августа, тридцатого числа, все училище снова было в сборе и девушки в том числе. Они уже не порхали стайкой по его территории, а ходили как настоящие курсанты строем и в военной форме. По утрам они перемещались отдельным взводом, а днём во время занятий распределялись по учебным группам среди парней курсантов - каждая согласно своей будущей воинской специальности. У них даже были собственные флажковые - две симпатичные юркие девчушки, одна из которых, похоже, была та самая светленькая абитуриентка, что бегала в красненьких босоножках. Забавно, но вне строя, она частенько перемещалась в припрыжку и при этом слегка размахивала своим кожаным коричневым дипломатом, делала она это толи по своей еще детской девичей привычке, толи просто от хорошего настроения. Не знаю, как другие на это смотрели со стороны, но мне эти прыжки товарища курсанта с косичкой казались очень милыми. И я всегда с удовольствием наблюдал за нею...

        Ах, вот, я забыл, самым важным для меня моментом стало то, что девушек набрали к нам на факультет, в учебные группы инженеров программистов и электронщиков. И потому мы имели привилегию видеть их чаще других. Этому способствовало и расписание учебных занятий. Тогда девчата жили обособленно, и первые годы своего обучения приезжали на учебные пары. Они даже питались отдельно от нас в специальном зале общей столовой. А светленькая флажковая часто попадалась мне на глаза, то по дороге на занятия, то на перерывах между ними. Я даже пытался узнать ее имя, но все как-то безрезультатно. Первые месяцы девушки держались особнячком, да и жесткий напряженный график училищной курсантской жизни, наполненный сплошной беготней по учебным корпусам училища, сам по себе не располагал к беседам. Так тянулись дни. Изредка, я пытался зацепить флажковую, но она все время то куда-то убегала, то просто не слышала меня. Мои сокурсники живо обсуждали девушек, отмечая кто из них как выглядит. Кто-то даже пытался знакомиться с ними, но на первых порах особого успеха не имел. Прошла осень, настала зима. Я все чаще ловил себя на мысли о том, что уже не могу без своей флажковой. Она мне чем-то нравилась, нравилось ее лицо, фигура походка. Бывало, что она и по ночам снилась. Но вот заговорить с ней все как-то не получалось. Так прошел Новый год, и вот надо же было такому случиться, что тринадцатого января в пятницу я попал в гарнизонный патруль. Вышло так, что офицеру начальнику патруля я не сильно был нужен и он, не долго погуляв со мной в патруле по морозному городу Харькову, отпустил меня в общагу. А я, по пути, решил зайти позвонить домой в отделении связи, которое размещалось на первом этаже левого крыла Госпрома. Мобильные телефоны, тогда еще не успели войти в моду и люди для голосового общения на расстоянии пользовались таксофонами или телефонными переговорными пунктами. Сейчас они практически исчезли из нашего обихода. «Звонилка», как мы между собой называли это место, была полна народу, в основном, это были студенты, но попадались и курсанты. Дождавшись своей очереди, я поговорил с мамой, и выходя из кабинки заметил стоящую в очереди флажковую. Она была одета в гражданские дутые сапожки, прямые джинсы темного цвета, красную спортивную лыжную куртку, которую обычно одевают через голову и такую же шапочку "трубу" только чёрную, они тогда были в моде и могли служить шапкой и шарфом одновременно. Выглядела она для меня как-то не привычно, наверное, от того, что я привык видеть ее в основном только в военной форме, которая, кстати сказать была ей весьма к лицу. Она стояла и ждала своей очереди, а я ждал ее.

        Прошло около получаса, прежде чем она освободилась и вышла на улицу. Я поймал ее в узком коридоре на входе в "звонилку", поздоровался с нею и робко спросил:

        -Здравствуйте. Вас зовут Наташей? - я жутко, стеснялся, своей неуклюжести, обращался к ней на "вы". И почему-то считал, что ее зовут именно так. Когда я пытался мельком разобрать обращения к ней ее подруг, услышанные мимолетом, я слышал имя Наташа. Я боялся спугнуть, обидеть ее чем-нибудь или показаться таким же назойливым, как большинство таких же, как и я курсантов. Но нет, она застенчиво улыбнулась, ответила мне:

         - Я Mаша. Вы ошибаетесь, - она тоже обращалась ко мне на - вы. И судя по всему торопилась, у нее заканчивалось время увольнительной. Да и я был ограничен тем же. Но в тоже время она была готова продолжать беседу. Жаль, что она длилась не долго. Пока я провожал ее к заснеженной троллейбусной остановке, озаренной огнями вечернего Госпрома, я успел узнать только ее фамилию, где живут девушки и получить согласие увидеться с нею в училище на следующий день. Я мог бы спокойно увидеть ее и так, на утреннем разводе перед занятиями или в перерывах между учебными парами и при этом не спрашивать ее разрешения. Но мне было важно понимать, что она позволяет мне видеть ее, что она не против этого. И её согласие грело мне душу. В тот вечер, я уснул совершенно счастливым и довольным.

        А на следующий день, мы встретились в коридоре учебного корпуса, где я как обычно ловил ее взглядом. Mаша, завидев меня, подошла ко мне вприпрыжку, и первая сказала мне:

        - Привет! – и, посмотрела в мои глаза, а я навсегда провалился в бездну её глаз.

        Вот такой вот счастливой оказалась для меня пятница, которая была тринадцатого января. Я очень надеюсь на то, что этот день для Даши, оказался таким же.

        С приходом первого набора девчат в училище было много подобных историй и подавляющее большинство из них имело счастливый финал. Хотя, кое-кого из барышень всё-таки отчислили.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 12:54:00

 Количество просмотров: 6

От автора