1.25. Случки

1.25. Случки

        Всякий нормальный курсант должен думать о трех вполне естественных и, следовательно, не безобразных вещах, - нет не о учёбе и не Родине и тем более не своём долге перед нею. В столь юном возрасте о таком думать ещё слишком рано. И поэтому молодые люди в погонах думают о том, как сытно поесть, где нормально поспать, ну и... Я так думаю, что вы меня поняли, о чем еще должен думать курсант. Так вот поговорим как раз об этом, - о жизни, с которой у курсанта всегда проблемы. Не верьте историям о броме в компоте и всяких там пищевых добавках, которыми якобы кормили курсантов для их успокоения в восьмидесятых и девяностых годах. Таблетки в компот, конечно, добавляют, но это всего лишь безобидный витаминчик гексавит. Вот благодаря ему и родилась эта байка о броме. Дело в том, что в состав этого медицинского препарата повышающего и укрепляющего иммунитет человека входит вещество под названием «тимиан бромид» или витамин В1, он положительно влияет на проведение нервного возбуждения в синапсах. То есть, грубо говоря, он возбуждает нервные процессы, нормализуя работу нервной системы человека, а не подавляет их. У азиатов, которые едят преимущественно белый рис без оболочки, не богатый этим витамином, даже развивается болезнь Бери-бери. Первым её симптомом является общая вялость в организме, проще говоря, авитаминоз. Какой уж тут бром? К тому же курсант — это не солдат срочной службы, курсант он относительно свободен. При желании он (курсант) и в увольнение может вырваться и в город сходить если нужно. Но все же, эта свобода весьма относительна, и если сравнить ее со свободой студента, то студенту, куда как вольней живется. Опять же, у студента женский пол всегда рядом, под рукой, как говориться. У курсанта не так. Женщин в военных училищах раньше было мало, раз-два и обчелся, и в основном это преподаватели, да лаборанты с библиотекарями, ну ещё, конечно же, врачи и поварихи в столовой. Вот, пожалуй, и всё, это и есть весь цвет женского общества. И, кстати сказать, практически весь замужний. Куда уж тут простому курсанту. Помню, были у нас на кухне две близняшки блондиночки, стройные и симпатичные девчонки. Так за ними пол училища увивалось, вот жаль не помню, кому повезло с ними больше в хорошем смысле конечно…. Не подумайте чего-то плохого. Но, явно это были ребята не с моего курса, а может быть даже и вовсе не из училища. Пятрух было пытался наладить отношения, но его отшили. Хотя он не много потерял, - счастье его ждало впереди, просто он ещё этого не знал.

        А вот девушек на учебу стали брать в армейские вузы только совсем недавно, да и то все они сразу же были нарасхват. А что вы хотели, все девчата как на подбор: молодые, красивые, здоровые, крепкие, - медицинский отбор всё-таки давал о себе знать. Но об этих девушках, как-нибудь в другой раз. У меня к ним отношение особое и я бы даже сказал трепетное, это потому моя жена среди них училась.

        Тут как раз уместно будет вспомнить, что жизнь курсанта в училище подчинена распорядку, утром подъем не свет не заря, зарядка, завтрак, лекции и учебные занятия, потом обед и снова учеба, которая уже называется самоподготовкой, за нею ужин, вечерняя прогулка, поверка и отбой. Потом сон. А на следующий день, все повторяется снова, только нарядами и дежурствами эта жизнь как-то "разнообразится". На первых курсах увольнения, конечно, бывают, но только по субботам и воскресеньям, да и то не всегда, тут кому как повезет. А в основном все время занято учебой и службой. В общем, к слабому полу хочется, да не множиться. Хотя, что скрывать, у старших курсов ситуация проще будет, вечером начиная с восемнадцати часов и до отбоя они в город сходить могут и на ночь остаться у кого-нибудь, если конечно есть все предпосылки к этому мероприятию. Про Харьковских я понятно умалчиваю, у тех на старших курсах вообще жизнь почти как у студентов была.

           Помню, бывало, сидят курсанты на самоподговке в окно смотрят, а за окном по улице девушки и женщины ходят. А ребята сидят и на них глазеют, взглядом голодным раздевают. Ну, может, кто-то письмо любимой пишет. Я тоже писал, да все без толку как-то. Не отвечала мне она. Союз развалился. А вместе с ним и связи между людьми. Хотя дело было, наверное, не в этом, скорее всего я просто не нравился ей. Вот сидят курсанты и смотрят на девушек за окном, а подобраться к ним не могут. Кстати сказать, у нас особо ценились аудитории, у которых окна выходили на городские улицы и не беда, что все окошки там были наглухо закрыты и затянуты бумажной чертежной калькой - она хоть и бумага, но свет хорошо пропускает. Делали это из соображений секретности, а не для того что бы мы женщин не видели, - калька она ведь звук плохо пропускает, по тем же причинам на окнах между рамами и мелкая медная сеточка была натянута, для электромагнитного экранирования и охраны. В общем, сидишь, бумажечку аккуратно подымешь, и на женщин в окошко смотришь. А они ходят там, в мини юбках да лёгких платьицах, дразнят. Со мною, Вадик Пятрух учился, - вы его уже знаете, был он большой любитель этого дела, пока на нашей профильной кафедре не появилась молодая и симпатичная лаборанточка, после училища Вадик на ней женился. Как она появилась, так он и стал с нею пропадать. А пока сидит значит Пятрух, в окно смотрит, глазеет на слабый пол и комментирует уличные события, точно Озеров, был при Союзе такой спортивный комментатор, ели кто-то конечно его ещё помнит, а если не помните Озерова, то Губерниева вы наверняка знаете, - так вот, это почти тоже самое. Смотрит, значит, Вадик в окно и так живо проходящих девушек обсуждает, только "Гол!" не кричит. Порою на него смотреть было интересней, чем в окно. Так он за девушками тосковал. А организм то молодой, гормоны в теле гуляют, особенно весной. Простите за вульгарное выражение, семенная жидкость на мозг давит, у некоторых бывало она так жала, что спасу не было. В общем, тянуло ребят на всякие половые подвиги. И такие безобразия они могли вытворять от этого, что порою диву даёшься. Замполиты при Союзе, а в "незалежной" воспитатели, как рассуждали? Если безобразие нельзя предотвратить, то его обязательно нужно организовать и возглавить. Вот тут, то и появились на свет случки. Так между собой в училищах именовались культурно массовые танцевальные мероприятия. Подход к ним всегда был системный с прицелом на будущее. Помните, наверное, поговорку: "Педагог плюс офицер, лучший брак в СССР"? В первые годы «независимости» на Украине все так по накату и шло. В Союзе то офицером быть было престижно. Да и потом, почётна была профессия защитника Родины. Вот девушки и стремились выйти за муж за офицера. Особенно если курсант учился, где ни будь, за Уралом, так там вообще отбоя от слабого пола не было. Все мечтали попасть в Европу, ну в смысле, как в европейскую часть СССР, так и в Восточную Европу, которая тогда к Соцлагерю относилась. Вот и подбирали замполиты с воспитателями девушек для случек из педагогических вузов, медицинских, и учебных учреждений в которых готовили работников для предприятий общепита. А что? Всё на самом деле правильно и логично. Потом в отдалённом гарнизоне у будущей офицерской жены проблем с трудоустройством не будет, так женщинам этих профессий всегда и везде занятие найдётся. Да и в случае чего загулявшего муженька культурная и образованная женщина всегда сможет на место поставить. Одним словом, думало командование о будущем своих подчинённых. И судя по тому, что в офицерской семейной среде было много жен врачей и педагогов, система работала и работала правильно. Вот именно из-за этой правильности эти культурно массовые мероприятия курсанты в своей среде стали именовать случками. Это потом Украина уронит престиж офицерской службы ниже плинтуса, а в двух тысяче четырнадцатом году под восторженно патриотичные вопли вообще опустит его ниже уровня городской канализации. А в начале девяностых девушки на случки ходили ещё весьма охотно. Хотя, на тот момент самые продвинутые и дальновидные из них уже понимали, что курсант перестаёт быть их контингентом, за который стоило бы бороться или держаться. На арену выходили начинающие бизнесмены, которые вскоре оставили курсантов далеко позади. Но крепкий и здоровый генофонд, которым обладают молодые военные все-таки штука крепкая, так что без пары практически никто не оставался.

         Мой год набора, пожалуй, был последним годом, который застал случки как социальное явление в курсантской среде. Потом они потихоньку сошли на нет. Их место заняли привычные дискотеки, в доме студентов и набирающие силу ночные клубы, которыми изобилует в наше время всякий крупный город. А уж эти мероприятия простой курсант, вряд ли может себе часто позволить. Кошелёк, знаете ли, не тот. А пока мы учились, у нас было всего три варианта или места знакомства с девушками на танцах, это организованные случки, дискотека в доме студентов и «Болото» – танцевальная площадка парке культуры и отдыха. От двух последних «злачных» мест до училища было рукой подать, что обеспечивало их стабильную популярность в курсантской среде. Там, не смотря на наличие наряда милиции, можно было с лёгкостью получить по морде и угодить в участок, стараниями того же наряда. А из участка курсанты, как правило, редко возвращались в расположение своего курса, отправляясь, прямиком на гауптвахту. Откуда потом они сами себя выкупали, для того, чтобы ни попасть в дисциплинарные сводки и не испортить себе биографию. Хотя многие предпочитали посидеть там несколько суток. Как-то раз всё тот же Пятрух явился с дискотеки в куртке с оборванными рукавами. В тот вечер бедняге досталось крепко.

Толи дело случки. Там было всё культурно, и как говаривал мой начальник курса – аристократично. Он слегка картавил и поэтому произносил это слово по-своему – «а_исток_атично». Альбертович слыл военным интеллигентом и обладал повадками дворянина. И нужно заметить, что у него получалось выглядеть по-дворянски. Он и нас он весьма удачно приучал к порядку, одним словом хороший был начальник курса. Жаль, что у многих это понимание пришло с годами.

        К случкам всегда готовились заранее, старшина Ковбалюк составлял списки достойных, доступ к женщине нужно было еще заслужить. На мероприятие обычно собирались деньги для того, чтобы организовать у дам небольшой сладкий стол или чаепитие. Подбиралась определённая музыка и обязательно соответствующая тематике вечера. Все приглашенные гладили свою парадно выходную форму одежды, а бедолаги, которым предстояло нести службу в наряде, с нескрываемой завистью наблюдали за ними. Мерцалов уделял процессу подготовки особенное внимание, по его мнению, все должно было быть на высшем уровне и все должны были выглядеть красиво. Поэтому прежде чем выпустить своих курсантов в свет он лично назначал и проводил в несколько этапов строевой смотр у следующего на случку личного состава. И кое-кто, как правило, выбывал, оставаясь в этот день в казарме. Неряху в назидание могли даже поставить в наряд, а человека, который уже смирился со своей участью быть в ближайшие сутки дневальным, отправить на случку. Но всему рано или поздно приходит конец, в конечном итоге подготовка заканчивалась, курс выходил на улицу строится, и с песней отправлялся навстречу женщинам. Почему с песней? Сам не знаю. Наверное, для порядка.

          А что же было потом? Да ничего особенного. Все проходило почти как всегда, только культурно и благородно, не так как на дискотеках или танцах. Все были трезвые, поскольку находились под неусыпным надзором курсовых офицеров и методистов. Но это не мешало им расслабиться, поскольку сказывался недостаток в общении, своеобразный голод. Так, что вскоре все разбивались на пары и танцевали. Кстати, среди курсовых было много холостых ребят, поэтому они, не смотря на свой статус, довольно часто принимали активное участие в случках и не только в статусе простых наблюдателей, общались и танцевали с девчатами наравне со своими подчиненными. Ребята знакомились, общались, часто влюблялись, сорились, все шло, как обычно это бывает у молодых людей нашего возраста. По окончанию мероприятия, курсантам даже выделяли время, чтобы те могли проводить домой своих дам. Тем боле что вести их нужно было, как правило не далеко. Обычно женские общаги были рядом с клубом или КПП училища было рядом с нашим клубом. Впечатлений от случек хватало надолго, курсовые ловеласы, потом еще целую неделю, а то и дольше могли смаковать свои похождения. У меня на курсе было три случая, когда случки закончились свадьбами. Двое из моих однокурсников были женаты на сёстрах.

        Но иногда случалось, что что-то шло не так, и какая-то барышня одаривала юного героя любовника интересной болезнью, в дело приходилось вмешиваться доктору-трипперу и лечить у подгулявших курсантов гусарский насморк, а курсовому звену выяснять все их возможные половые связи.

        Я-то же принимал участие в случках, но слабо, да и то только на первом и немного на втором курсе, потом встретил свою будущую жену и потерял к этим мероприятиям всякий интерес. Да и эти мероприятия, в конечном итоге, сошли на нет. Времена знаете ли поменялись. Капитализм…

        Вот так жили и учились мы на первом курсе. У ребят стали появляться пассии, которые приходили к ним по вечерам на КПП. Зимою излюбленным местом свидания был холл высотки – общежития ракетного факультета и метрологов, там были тёплые батареи на которых ютились парочки и курсантский клуб, - в котором относительно свободно можно было находится, не боясь попасться на глаза патрулю. Всё-таки клуб был территорией училища. И если вам удавалось проскочить не замеченным патрулём в эти два места, то можно было считать, что вечер удался. В высотку вело внутреннее КПП корпуса Д и в вестибюль можно было попасть только выйдя на въезд Тринклера, а вот в клуб вело две дороги, одна через КПП казарм, второй дорогой была дверь чёрного хода, которую часто для удобства держали открытой, так что в клуб можно было войти через старую столовую прямо с плаца. Патруль в этих местах по какой-то причине курсантов не трогал. Наверное, из этических соображений. К тому же там был дежурный, а у него был телефон, по которому тебя всегда могли вызвать назад казарму. Так что никакого криминала и нарушения устава. Всё честно.

        Как-то Костя Мацук, мой однокурсник, все пытался меня познакомить и свести с какой-то барышней, жившей где-то в районе Хролей, - да как-то не удачно. Но это было на втором курсе, да и барышня эта мне не приглянулась. Сходил я с ней пару раз на свидание, посидел на батарее в вестибюле высотки и всё на этом, мои похождения закончились так и не начавшись.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 11:08:00

 Количество просмотров: 4

От автора