18. Звонок

18. Звонок

         Почти полгода один из моих сослуживцев слонялся по части без дела. Подготовку прапорщиков – потомков расхитителей социалистической собственности, у нас свернули ещё в мае месяце, а были уже первые числа ноября, и делать ему было решительного нечего. Судьбой его никто не занимался, а проще говоря, командование части про него временно забыло, да и сам он уже почти поставил крест на своей военной карьере. А всё свободное от службы время, которого у него было в тот момент как никогда много, он посвящал чтению книг - культурный и начитанный был офицер.

         Но тот день когда случилась эта история изрядно дождило, к тому же дул сильный ветер и поэтому добраться к части, не промокнув, было крайне сложно.… В общем, книг тогда он с собой не взял, взял только блокнот. Пока шёл нашёл на дороге какой-то простенький телефон с SIM картой и машинально сунул его в карман. И так под дождём добрался к казарме школы прапорщиков...

         Офицер сидел в уже пустой и холодной казарме, в которой отключили отопление, и пытался хоть немного просохнуть. Скука была страшная, и чтобы как-то убить время, оставшееся до обеденного перерыва он начал перечитывать свой записной блокнот. В нём он натолкнулся на контактный телефон 49 корпуса ПВО, штаб которого был расположен в городе Днепропетровске. И тут он вспомнил про найденный им телефонный аппарат. Он оказался рабочим и с SIM картой имеющей вполне приличную суммой на своём счету. Офицер набрал номер и позвонил по мобильному. Трубку на том конце взяли. Он, представился майором Садовым из отдела кадров ХУПС, спросил майора Литвина из отдела кадров, свой звонок с мобильного телефона он объяснил телефонистке просто - отсутствием спец связи в полевых условиях. Литвина на месте не оказалось, и тогда наш бездельник попросил телефонистку, чтобы она соединила его с «Гитарой» - это позывной старого штаба войск ПВО. Та на удивление выполнила эту просьбу. На «Гитаре» поинтересовались, что мне нужно звонящему. И по его просьбе соединили с «Полеводом» - коммутатором недавно созданного Харьковского института военно-воздушных сил. Но «Полеводу» сказали, что им звонят из 49 корпуса. У «Полевода» офицер попросил «Грамоту» - коммутатор когда-то родного мне Харьковского военного университета, который только совсем недавно влился в состав лётного института. На «Грамоте» офицер попросил, чтобы ему дали родной «Крепон 16» - телефонный коммутатор учебного центра, в котором я служил. Звонящий представился начальником АСУ 49 корпуса ПВО полковником Васильцом. Фамилию он выдумал и в АСУ 49 корпуса такого человека, скорее всего никогда не было.

         Трубку подняла телефонистка сиськастая Татьяна по прозвищу Крепончик, она служила в части в звании старшего солдата. Офицер опять представился полковником, поинтересовался временем начала её дежурства. И услышав необходимый ему ответ, что дежурит она с восьми утра сегодняшнего дня, он спросил её, не принимал ли тот человек, которого она сменила звонков с «Гитары». Таня сказала, что ничего об этом не знает. Тогда он попросил, чтобы его соединили с оперативным дежурным по части и представившись всё тем же старшим офицером поинтересовался состоянием их журнала приёма телефонограмм и корреспонденции за последние восемь часов. На что они ему вежливо сообщили, что подобного сказать не могут из соображений секретности, но, между прочим, заметили, что ночью у них из-за погодных условий отсутствовала всякая связь. Наш бездельник ликовал!!!!

         - Хорошо, - сказал он, и продолжил. - Вы, наверное, не знаете, но сейчас в зоне ответственности 49 корпуса ПВО, в которой, кстати, находится и ваша учебка, проходят командноштабные учения на базе автоматизированной системы управления «Днипро-Карпаты». Так вот, вашей части в ней отведена своя роль. Поэтому, пожалуйста, перезвоните сейчас на «Грамоту» или если у вас есть прямая связь, то лучше сразу на «Полевод» или «Гитару» и узнайте, какие сигналы вам должны были прийти сегодня ночью. Поскольку вы реформируетесь о вас, скорее всего, забыли, но вы своим невыходом на связь мне всю отчётность портите. Всё, переключите меня снова на «Крепон», и конец связи.

         В трубку послышалось чёткое «Есть!» напрочь лишённое понимания всего происшедшего. Дежурного по части удалось прогрузить по полной программе. Офицер был доволен. Хотелось бы мне взглянуть на сонную физиономию дежурного после ночного бдения, когда тот сидел и судорожно собрав в кулак остатки мыслей, пытался сообразить, что же все-таки случилось ночью на его смене и чего такого он не выполнил. И самое главное, он наверняка в ужасе думал, как о происшедшем доложить командиру так, чтобы не получить взыскание или два балла за дежурство. Что было равносильно взысканию и могло отразится на и без того скудном денежном довольствии.

         - «Крепон 16» слушаю вас! – прервала Татьяна сладкие мысли бездельника.

         - Дайте пожалуйста АСУ «Днипро». – отчеканил звонящий.

         И Таня, не задумываясь, соединила. Трубку взял Максим - мой бывшей сослуживец по школе прапорщиков. Он был выпускником ХВУ 2003 года и последним выпускником факультета подготовки специалистов для ракетных войск и артиллерии сухопутных войск. Поcсле выпуска из университета его сначала распределили в школу прапорщиков, а когда подготовку прапоров свернули, то назначили на должность начальника станции АСУ. Нужно заметить, что его назначение было вызвано отнюдь не тем, что он был крупным специалистом в компьютерных сетях, а скорее всего, племянником генерала армии Нещадима – начальника департамента кадровой политики нашего дорогого Минобороны. Но не смотря на это, в наше время, прекрасное качество, Макс обладал редкой способностью учиться и схватывать всё на лету, и потому быстро подтянул свои системные знания вычислительной техники до нужного уровня.

         - Начальник станции АСУ «Днипро» старший лейтенант Татарченко, слушаю вас. - представился Макс звонившему ему офицеру.

         - Начальник АСУ 49 корпуса полковник Василец. – строгим сиплым командным голосом выпалил мой сослуживец, стараясь чтобы Макс его не узнал. И продолжил:

         - Почему на связь с корпусом не выходите? – негодуя спросил я. Макс опешил, и запинаясь начал оправдываться:

         - У нас есть связь с университетом….

         - Доложите мне, с каким доменом вы соединены на данном этапе? – не унимался я.

         В трубку послышалось что-то похожее на hwu.dod.ua, но звонившего офицера это мало интересовало.

         - Так, ладно, - заключил он.- Посмотрите в своих инструкциях и там найдите адрес домена 49 корпуса. У вас это должно быть. И немедленно выйдите на связь с моим центром.

         - Но у меня…. У нас только связь с ХВУ… – невнятно пролепетал Максим.

         - Хм….. – послышался в трубку ещё чей-то голос.

         Отлично, радости шутника не было предела. Очевидно, что в комнате где было установлено два спаренных телефона кто-то ещё слушал наш разговор. Этот кто-то скорее всего был Игорь Смищук - капитан чахоточного телосложения – наш начальник взвода связи. Татарченко, ожидая чего-то ещё не опускал трубку своего телефоного аппарата, ну а шутник решил немного проиграть ситуацию дальше:

         - А почему у вас, товарищ старший лейтенант, в режимном помещении установлен спаренный телефон? – строго спросил он Максима.

         - Никак нет… у нас нет …. нет тут спаренных телефонов……

         - Как это нет! А кто в трубку тут у вас пыхтит вторым номером? – не унимался я.

         - Начальник связи капитан Смищук. – представился Игорь, и продолжил. – У нас телефоны действительно спаренные, но они оба находятся в одном помещении.

         - Ну, если вы начальник связи, тогда переключите меня на вашего начальника штаба или командира части, – с раздражением в голосе потребовал звонивший.

         Дальше последовала тишина и секунд через тридцать трубку взял полковник Данилюк. Он сказал, что об учениях дежурная служба ему уже доложила и сейчас оперативный дежурный по части разбирается в ситуации. Звонивший, в свою очередь, заверил полковника, что ничего страшного нет, проходит обычное штатное учение и на связь можно выйти в любой удобный для них момент, но сделать это желательно до 24.00 текущих суток. Далее они мило распрощались.

         В результате этой дурной шутки, но в общем-то невинной шутки, уже через час, разобравшись в ситуации, командир части орал как резаный, штаб сжался в ужасе, Максим сбежал со своего рабочего места, а Смищук ещё долго выяснял кто же звонил, но так и не нашёл. Мобильные телефонные номера в те годы на Украине были обезличены и даже если бы удалось установить номер SIM карты с которой звонили, и даже id номер телефонного аппарата, то это бы мало что дало.

         Со временем подобные выходки стали стали называться новомодным словом -пранк, что значит -телефонное хулиганство или телефонный розыгрыш, и даже, при определённых обстоятельствах, иметь далеко идущие последствия, вплоть до уголовных.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 17:27:04

 Количество просмотров: 4

От автора