22. Призраки

22. Призраки

         Богодуховской учебный центр помещался на территории бывшего женского монастыря Харьковской епархии Московского патриархата. Даже Cлобожанский епископ до сих пор именуется не иначе как владыка Харьковский и Богодуховской. В общем, был монастырь женской обителью, а с приходом советской власти стал войсковой частью. А в после военный период крупнейшей в Союзе учебно–боевой частью войск ПВО Сухопутных войск. Почему учебно-боевой? Да потому, что на ее базе проводилось обучение и боевое слеживание целых полков и дивизионов войск ПВО Сухопутчиков. Но речь сейчас не об этом. А о местных легендах и страшилках. Часть зданий учебной части в прошлом были монастырскими постройками. Даже забор с небольшими башенками по углам тоже был монастырский. Кстати, башенки пройдя через весь советский период сохранили на своих конусных крышах небольшие маковки с крестами, которые по неизвестной причине никто не догадался убрать. Так и простояли на крышах башен кресты со времён Царской России до Незалежности, постепенно косясь в сторону улицы Катукова. От монастыря войсковой части достался не только забор, но и штаб с учебным корпусом, здание музыкального взвода, клуб- который был церковью бога духа святого, казармы – в прошлом келейный корпус, да монастырская часовня, приспособленная под дизель генераторную электростанцию, которая больше напоминала церквушку чем электростанцию. И даже выхлопные трубы дизелей, торчащие из ее стен не смогли скрыть первоначального культового предназначения сооружения. В общем все строения были старые и выстроены из красного кирпича. Уже значительно позже них на этом участке появились приземистые финские казармы и здание новой пятиэтажной панельной железобетонной казармы. А место монастырской трапезной заняла солдатская столовая способная за один раз вместить несколько тысяч военнослужащих.

         И все это в прошлом монастырское хозяйство породило городские легенды. Вот одна из них:

         За церковью Бога Духа Святого, аккурат на склоне холма, было выстроено двухэтажное здание санитарной части. Построили его на месте где некогда был монастырский погост. Кресты и надгробия убрали, а что бы земля не пустовала приспособили ее для нужд медицины и стрелкового тира.

         Вот и вышло, что стали офицеры палить из своих Макаровых среди монашеских могил, беспокоя в рамках занятий по огневой подготовке прах усопших.

         Ходили слухи, что кроме монашек на погосте хоронили их мертво рождённых детей. И как правило после очередных стрельб, ночью, кто-то бродил по коридорам санитарной части, хлопал дверями и что-то тихо нашептывал себе под нос, как будто искал кого-то. Ну а в подвальном помещении тира на ночь лучше было не оставаться вовсе – из цокольных окон было едва заметно мерцающее зелёное свечение. Но вот в чем дело, по ночам в санчасти скорее всего бродил дежурный медик, пересчитывая спящих солдат и офицеров, находящихся на лечении, а в подвале горело зелёным цветом дежурное освещение обозначающее выход из тира. Ну а монастырское кладбище, спросите вы? Кладбище было, но это все лишь кладбище.

         Или вот еще. Бытовало мнение, что из обширных подвальных помещений штаба части в направлении монастырского озера, которое находилось в живописной лесной ложбине, лежащей километрах трех северо-западнее от войсковой части, вел подземный ход. Самого хода и вход в него понятное дело никто не видел и не смог отыскать, но кирпичные штабные подвалы изобиловали арочными сводами, давая тому косвенное подтверждение. Поэтому войсковая молва решила, что в части в свое время служил хозяйственный старшина, который и заложил этот ход кирпичами от греха То дальше, да сделал работу каменщика столь искусно, что до сих пор невозможно понять где кладка новая, а где старая. Кстати сказать, на территории гарнизона периодически образовывались провалы, которые приходилось засыпать землей. И если между зданием штаба и местами провалов грунта провести линию, то образовывалась прямая - указывающая аккурат на ложбину в которой разлилось монастырское озеро. Так что история с подземным ходом, ведущим далеко за город в лесную ложбинку при детальном исследовании вполне может оказаться правдой. Ходили ещё истории про черного часового, который когда-то давно стоял в карауле у складов с вооружениями и материальными ценностями на территории учебно-парковой зоны. Стоял себе – стоял, да застрелился, толи от неразделённой любви, толи от дедовщины, а может быть просто от личного сумасшествия и суицидоидальных наклонностей или, как это часто бывает от личной тупости и неосторожного обращения с оружием. Об этом обстоятельстве тайна следствия по понятным процессуальным причинам умалчивала. Скорее всего смерть бойца в карауле была правдой, стёртой в памяти военных текучестью кадров и постоянной полугодичной сменой переменного личного состава. К несчастью, солдаты в караулах иногда стреляются, бывает это не часто-то, но все же бывает. Вот и в Богодухове один такой боец нашелся, да и пустил себе пулю в лоб, оставшись, таким образом навсегда в солдатской памяти. Поговаривали, что его душа часто бродила возле оружейных складов пугая часовых. И даже по сей день, так и не угомонившись, бродит на развалинах порошей лесом войсковой части. Может быть это всего лишь старая легенда небольшого провинциального городишки, а может быть правда, ставшая страшилкой для молодых бойцов. Но скорее всего призраком был какой-нибудь местный мужик- мародёр, лазавший по ночам на техническую зону с целью мелкой наживы или местный прапорщик таскавший с территории части войсковое имущество тихими Богодуховскими ночами.

         Ходили в части слухи и про чертей с домовыми да про всякую другую нечисть, обитавшую в чердаках да подвалах старинных зданий, да вот только, скорее всего, это были совы да филины в изобилии гнездившиеся в здешних местах. Их же часто принимали за городских баб, гонявших по ночам на метлах. Филины довольно крупные птицы, которые, к тому же способны к тихому и малозаметному полету и неожиданным атакам. А Богодухов городок не большой, лежит он в низине, в излучине реки Мерла, которая на востоке огибает небольшую возвышенность, поросшую соснами. Вот совы да филины и облюбовали это место с соснами аккурат на территории части. И оттуда совершали свои налеты ловя по ночам в городских крыс да мышей. И кстати о Мерле. Берега у речки были илистые да топкие пока в семидесятых годах ее не выпрямили мелиораторы, так что сколько там народу утопло не счесть, а потому о водяных да русалках я просто молчу. Напишу лишь о том, что первого апреля в районной газете я встретил статью о том, что знаменитый английский волшебник Мерлин, тот самый, что покровительствовал королю Артуру был родом из здешних мест. Но это как вы понимаете, шутка.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-10-31 13:06:00

 Количество просмотров: 60

От автора