55. Как зам дома дома крушил

55. Как зам дома дома крушил

         Помните, наверное, был в Померках подполковник, заместитель командира части, по фамилии Шиян. Царство ему небесное, нет его уже с нами. Ушел он.

         Ну так вот, сокращались мы активно в 2002-2003 годах, а на балансе нашего учебного центра, ещё со славных Советских времён был пионерский лагерь в Проходах. Сколько летних романов между прикомандированными курсантами и юными педагогиками помнит это место… Не счесть. Но это я немного отвлекся с романами, вернемся к Проходам. Проходы — это географический район в тридцати километрах севернее Харькова, он тянется вдоль Белгородского шоссе и занимает довольно обширную часть лесного массива между сёлами Большие и Малые Проходы. Все настоящие Крыловцы, без исключения, хорошо знают и помнят это знаковое для них место. Место летне-осеннего лагеря КМБ, где на первом курсе, каждый из них овладевал наукой побеждать, получая при этом путевку во взрослую жизнь. К началу двухтысячных годов, пионерский лагерь в Проходах пришел в запустение и за десять лет независимости окончательно стал не пригоден к дальнейшей эксплуатации. Дети военных там не отдыхали с девяностых годов, и из всего лагеря пригодным для жизни оставался всего один панельный финский домик бывшей санчасти в котором на постоянной основе квартировал наряд, поддерживающий в рабочем состоянии учебное стрельбище Военного Университета, в прошлом принадлежащее училищу Крылова. Лагерь в 2002 году подлежал разборке, с сохранением растительности, а занимаемая им земля передаче в ведение Липецкого лесничества. Не путайте: село Липцы с лесхозом под Харьковом, а город Липецк в Липецкой области Российской Федерации. Так что никакого территориального конфуза тут нет – просто игра слов. Из-за недостатка финансирования и исправной инженерной техники лагерь мы разбирали вручную. На работы ездили каждый день в течении почти всего лета. За подразделениями были закреплены строения, которые нужно было разобрать на части. Командиры подразделений были несказанно рады этому обстоятельству. Дело в том, что от каждой разборки зданий так или иначе остаются остатки строительных материалов пригодных к дальнейшему использованию. Вот командиры и радовались, а на поселке Жуковского гаражи росли как на дрожжах. Бетонные плиты перекрытий, как самое ценное старались снимать наиболее аккуратно, кирпичи сортировали, а все, что оставалось вывозили и засыпали в чрево пустой ракетной шахты, оставшейся от в Померках от ТРБу училища имени Крылова.

         Вот подполковник Шиян и прибыл на объект демонтажа с инспекторской проверкой. Сроки передачи территории лагеря в ведение лесхоза крепко поджимали. А народ, работая на разборке зданий аккуратно и с расстановкой, не сильно торопился. Зам решил ускорить процесс и личным примером показать, как надо работать стахановскими темпами, тем более, что ломать не строить.

         Его инженерный подход к организации работ был прост – нужно нарушить равновесие и целостность конструкции здания так, чтобы оно рухнуло под собственным весом. Если раньше бетонные плиты перекрытий аккуратно освобождали от стен и снимали подъёмным краном, то теперь часть стены просто разбивали. Плита, потеряв опору, проваливалась во внутрь здания и вышибала ударом стену, а другую стену она выдавливала собственным весом. В результате здание рушилось. Шиян был доволен и радовался как ребенок только, выстроивший детскую пирамидку и тут же ее разваливший. Процесс разборки зданий под руководством зама командира части заметно ускорился. Но у химического батальона случилось ЧП. Освобожденная плита никак не хотела падать в низ – она предательски зависла на небольшом камешке. Лезть на стену никто уже не рисковал, да и заводить под плиту стропы подъёмного крана тоже было не безопасно. И тут зам, как настоящий командир, личным примером решил увлечь личный состав. Он выхватил кувалду из рук солдата, вошёл в полуразрушенный дом и из-под нависающей над ним плиты начал выбивать камешек державший плиту на остатках стены. Камень не поддавался, Шиян остервенело продолжал лупить по нему кувалдой. Порою казалось, что плита его вот-вот накроет, но нет – она лежала на месте. Все с нескрываемым интересом смотрели, что же будет дальше. Я решил, что пора прекращать это занятие и не смотря на свое не самое лучшее отношение к заму, сделал шаг вперёд. Но кто-то удержал меня за руку. Я обернулся. Это был Кушнаревич - командир батальона радио-химической защиты. Он хитро улыбнулся и сказал:

         - Не стоит. Подождем чем все это закончится.

         И в этот момент, к восторгу публики, плита рухнула, подняв клубы пыли. Личный состав замер в напряжённом ожидании, но зам успел выскочить из-под падающей плиты которая ему лишь слегка оцарапала руку.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-09-04 20:07:00

 Количество просмотров: 62

От автора