9. Крыша

9. Крыша

        В технической батарее я служил уже целых три дня и первым серьезным заданием в выполнении которого мне довелось участвовать была кровля крыш зданий и сооружений за которые отвечала наша техничка. Крыши мы перекрывали хозяйственным способом – то есть своими силами и так называемой мягкой кровлей, кто-то мне тогда говорил, что технологию эту придумали итальянцы и нужно отметить, что для нашего климата средних широт она мало пригодна из-за большой разницы в температуре между днем и ночью в межсезонье. Перепады температур, которые случаются весной и осенью довольно часто просто убивают гидроизоляцию всякой крыши покрытой таким образом. Технология робот в идеале предельно проста и дешева, и в тоже время она не эффективна. На гладкую поверхность, крыши, покрытую бетонной или просто цементной стяжкой наносится в качестве грунтовки слой расплавленной смолы, а затем его покрывают слоем рубероида или толи, пока тот еще липнет, и не успел засохнуть. Так повторяют два три раза, пока те достигают нужной прочности гидроизоляции. Но днем в жару смола течет и крыша медленно, но верно начинает плавиться, а ночью в образовавшиеся за день трещины попадает вода. Днем, испаряясь, она портит и размывает смолу, уменьшая ее прочность при разогреве. В покрытии образуется множество изъянов, в которых в один из прекрасных и прохладных осенних дней замерзает вода, за зиму она еще больше испортит кровлю, вздув рубероид. А весною с первой оттепелью она хлынет вниз, размывая на своем пути бетон перекрытий. И все придется повторять заново. Вот в этом практически непрерывном круговороте и заключается вся прелесть для командования. Ну во первых, личный состав летом чем-то занят, и не думает об отпуске. Ну а во вторых, сам этот процесс важен для всякого командира. И сейчас попробую объяснить почему. Всякие строительные мероприятия для него, как правило сопряжены если не с расходом денежных средств, то с материальными затратами и их последующим списанием. И крыши с мягкой кровлей в те годы лучше всего для этого подходили. Ведь их ремонт можно финансово обосновывать хоть каждый год, если конечно позволяют площади. Проверить качество выполнения работ весьма сложно. Поэтому можно смело списывать материалы себе в карман. К ближайшей весне все равно погода все спишет и процесс повториться вновь. Работами руководил мой комбат майор Волобуев Александр Викторович. Он уже выписался из госпиталя, прибыв на службу, сразу же включился в работу. А потому, мне и удалось познакомиться ближе с этим своеобразным и в общем и целом душевным человеком.

        Было у него в то время прозвище «Титаник», которое он заслужил за грандиозность идей и неординарность своего характера. Он был способен на многое, отличался чрезвычайной изобретательностью и изворотливостью своей технической мысли. Волобуев мог совершенно спокойно найти выход из не решаемых ситуаций и при этом он умудрялся полностью опускать вопросы безопасности как своей, так и личного состава, который претворял в жизнь его идеи. Но на крыше все шло относительно спокойно. Комбат иногда слегка нервничал, иногда торопил нас. Левен, говорил, что Виктович нынче кроток, от того, что врачи после перенесенного им сотрясения мозга запретили ему психовать. Помимо работ связанных с кровлей, у нас в батарее еще шли учебные занятия у курсантов. И периодически приходилось отлучаться на технику. Благо, что преподаватели входили в наше положение и не требовали постоянного присутствия инструкторов на учебных местах. От меня там все равно было мало проку, а вот других этот процесс напрягал. Кроме того, сидя на крыше мне приходилось строчить массу конспектов по боевой и специальной подготовке для солдат, служивших в батарее. Это занятие было чистейшей профанацией, никакая учебная работа с солдатами серьезно не велась. Мы всё-таки были подразделением обеспечения учебного процесса, а не учебной частью в чистом виде.

         Работать приходилось на сравнительно большой высоте, которая, у большинства зданий, превышала пять метров. Площадь работ была огромной и составляла на каждом из объектов сотни квадратных метров. Смолу мы варили на земле рядом со зданием, а затем доставляли на крышу с помощью самодельной блочной лебёдки. Робота была не слишком сложной, но в тоже время очень грязной. Постоянная копоть, пыль и мусор были ее спутниками. Солдаты ходили черными от сажи. Их руки и лица подолгу не отмывались. Вся их одежда была покрыта смоляными пятнами, а подмышки камуфлированных курток белы от соли. Такое понятие как «специальная рабочая одежда» или по-армейски - «подменка» отсутствовало напрочь. Обувь бойцов быстро выходила из строя, потому, что прилипала к разлитой на крыше смоле и подошва от этого быстро рвалась. А у тыловиков со старшинами на вопрос о подъменке был только один ответ - нет. Иногда нет, звучало даже с матом.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 15:27:50

 Количество просмотров: 2

От автора