8. Фокс

8. Фокс

        Фокс никогда не был матерым и хитрым лисом, который назло деревенскому охотнику потрошит его курятник, ловко обводя вокруг пальца охотничьих собак Фицко и Вагура. Фокс, также никогда не был убийцей, изворотливым подлым бандитом, которого у братьев Вайнеров ловили Глеб Жиглов и Володя Шарапов. Фокс был просто хитрым полковником, простите меня за дворовую грубость. Но это так.

         После училища Фокс как и большинство своих выпускников одногодок направился в войска и даже успел совершить там учебно-боевой пуск ракеты, по крайней мере он так рассказывал. Но зато потом, почти всю свою сознательную офицерскую жизнь Фокс просидел в штабе на воспитательных должностях, уча других уму разуму. Он не без устали всех воспитывал, следил за каждым и на каждого у него был заведён свой педагогический дневник. Кроме того полковник умел все обставить так, что всегда выходил сухим и чистым из самой грязной и дурно пахнущей жидкости. Проще говоря, Фокс был замполитом. Он искренне полагал, что является закладным камнем воинской дисциплины. У нас тогда говорили, что простой зампотех лучше десятка отличных замполитов. Это потому, что в девяностых годах в Украинской армии, от воспитателей — бывших советских замполитов с молчаливого согласия которых, рухнула огромная страна и одна из мощнейших в мире армий, было больше вреда, чем пользы. Макаренки, как-то не попадались, а попадались все больше Фоксы, да коньюктурщики и приспособленцы всех мастей и званий. Они всеми силами пытались оправдать свои должности в штатном расписании войсковых частей. Вели бурную и совершенно бесполезную воспитательную деятельность. Их редко слушали, редко уважали, считая бездельниками. И наш бравый полковник не был исключением. Впрочем, полковником он тоже не был — он был подполковником. Но звание полковник подходит ему как-то лучше. Он вел себя чрезвычайно важно, будто бы и впрямь был настоящий полковник.

         Как говаривал Кузя, наш начальник энергетического полигона:

        — Раньше замполит первым шел в атаку и получал пулю в лоб, а сейчас квартиру, – и, при этом обычно брезгливо сплевывал.

         И в самом деле, среди воспитателей бездомных офицеров практически не было. Разве что, какой-нибудь юнец лейтенантик, еще не успел обзавестись собственным углом. Эта каста, совместно с тыловиками глубоко окопалась в жилищных комиссиях, да сделала это так, что выкурить их было невозможно даже ядерным фугасом. А что же Фокс? Он не был исключением из правил. Квартира у него была, и потому интерес к жилищной комиссии он потерял, да и ввиду того, что полковник занимал старше лейтенантскую должность или по какой-то другой причине, но к этой кормушке его не подпускали. Да и по природе своей он не стремился хапать куски по жирнее, как это делали другие. У него был иной интерес, скорее «спортивный» нежели материальный. Фокс был военным дознавателем. Ему нравилось быть серым кардиналом правосудия, эдаким чекистом, вершителем чужих судеб. Он даже как-то в воспитательном азарте поучал меня:

        — Запомни, лейтенант,- говорил он с важностью,- тот, кто владеет информацией, тот правит миром!

       Где, то я уже слышал эту бородатую фразу. Добиться мирового информационного господства служа воспитателем в учебной воинской части было как-то сложно. Тут при желании и определенном подходе проще было устроить небольшую войну, но добиться глобального контроля над информацией ну уж никак нельзя. Уровень, знаете ли не тот. Но Фоксу это было и не нужно. Его вдохновляла сама возможность знать о сослуживцах то, чего не знают другие — ему этого было вполне достаточно. И тут на должности дознавателя стоит остановиться подробней. Не секрет, что в отдельной воинской части командир — царь и бог. Командир может практически все. Он наделен настолько широкими полномочиями и правами, что даже в состоянии ходатайствовать о возбуждении уголовных дел. Но за всем уследить сложно, порою даже не возможно. Замы, ему, конечно же, в этом помогают. Есть у него в помощниках с некоторых пор даже юрисконсульт. Это человек призван следить за соблюдением законности в подразделении, вроде прокурора, ну а по сути своей, он как правило, оказывается в спорных вопросах адвокатом командира. Зачем же тогда в части дознаватель, спросите вы, если есть замы, и консультант по юридическим вопросам. И кроме того есть еще военная прокуратура, следователи и суды. А дело все в специфике жизнедеятельности воинского подразделения, которая простирается далеко за пределы общевоинских уставов и посторонние, как правило, в этом мало понимают. Да и статус-кво надо соблюсти. Все же при в всей закостенелости и едино начальственности армии, в ней есть некоторые элементы демократии. И вот эта самая демократия проявляется в том, что военный дознаватель назначается из личного состава , им может быть какой-нибудь толковый знающий специфику службы офицер и лояльно смотрящий в сторону начальства, как правило с незапятнанной репутацией. Фокс сочетал в себе все описанные мною качества: он был подкован, чрезвычайно лоялен к командованию, его официальная репутация была чиста и не запятнана, потому, что он был хитрым полковником. Вот и получил за это своё прозвище - Фокс, то есть лис. В первую же неделю своей лейтенантской службы я оказался у него в обороте. Родина доверила мне пятерых солдат. В основном, ничем не примечательных обычных парней, но был среди них Вася по фамилии Бык, выдающийся в своем роде оболтус. История, случившаяся с Васей, получила свое развитие еще до меня. А я попал лишь под занавес этого театрального представления.

         Организовал Бык у нас в части притон, в котором на широкую ногу поставил продажу и употребление конопли. Вскрыл это дело исполняющий обязанности зампотыла подполковник Подгородный. А обвинить попытались в этом меня. Надо же было как-то рассчитаться со мной за занятое место. Молодой и бестолковый лейтенант не справился с возложенной на него ответственностью. Вот так рассуждал Фокс, отправляя меня брать показания у рядового Быка и других фигурантов этого наркоманского дела. Я взял бумагу, и предварительно накостыляв Василию, усадил его и его клиентов писать несколько экземпляров содержательного и увлекательного изложения, на тему как они докатились до такой жизни. Вася приступил, мыча что-то невнятное. И вот, что он выдал: оказывается, работая на даче у командира части и выполняя там его личные хозяйственные поручения, Бык обнаружил, изрядных размеров ухоженную плантацию конопли, которую командирская супруга собственными руками растила для своих свиней. Этим старинным рецептом не брезговала ещё моя бабушка. Дело в том, что свежую зелень конопли подмешивали свиньям в варево, для аппетита, что бы те лучше ели и быстрее росли – тогда ведь ещё не было новомодных стимуляторов роста и гормонов, позволяющих вырасти свинью гиганта. Там-то предприимчивый боец и смекнул, как может подзаработать. Показания остальных, лишь подтверждали то, что написал Вася. Бумаги были готовы и как говориться: что написано пером, то не вырубишь топором. Минут через пять документы лежали на столе у Фокса, а их рукописные дубликаты у меня в кармане. Подполковник, быстро пробежав записки глазами, заключил:

        — Успели договориться, сволочи. Мне они пели по-другому, — и, обратившись ко мне, спросил, — Это все экземпляры объяснительных записок?

        — Так, так точно товарищ полковник! Всё, что было написано с грамматическими ошибками или корявым и не читаемым почерком, я уничтожил! — отрапортовал я, обращение полковник, Фокусу явно льстило, поэтому он даже не стал меня поправлять. Но всё-таки добавил, — Больше, товарищ лейтенант, так не делайте. Все документы, включая черновики, положено сдавать мне. Вы все поняли?

         — Так точно!

         После этого Фокс ещё раз допросил бойцов. А часа через два меня вызвал лично командир части, внимательно опросив относительного того каким образом я отбирал показания у военнослужащих срочной службы. Вопроса о дубликатах объяснительных записок он мне не задавал, однако прочёл получасовую лекцию на тему моего отношения к дальнейшей воинской службе, отношения к вверенному мне личному составу и старшим начальникам. Он был явно недоволен происшедшим, а проверить наличие у меня дубликатов интересующих его бумаг он не мог. Ну а Фокс, сделал в заведенном на меня педагогическом дневнике, свою первую запись: назвав меня не адекватным, слабоуправляемым офицером, который готов идти на поводу у личного состава. Может быть где-то бойцы меня и надули, успев предварительно сговориться между собой, но суть вопроса я уловил точно. Командир на своем приусадебном участке использовал в личных целях бесплатный труд подчиненных. Чем не превышение служебных полномочий? Историю с коноплей на командирской даче бойцы может быть и выдумали, но сути это не меняло. Бык раздобыл зелье находясь на командирской даче. Ни Фоксу, ни командиру, эта история явно не понравилась, и они были не рады, что заставили меня копаться в их «грязном белье». А дело с наркоманским притоном, которое тянуло на уголовную статью, командование части по понятным причинам замяло, ни лояльный к командиру дознаватель Фокс, ни командир, никто из них ни дал ему хода.

        Вот на этом визите к командиру части закончилась всякая логика и последовательность моей дальнейшей службы, осталась только перспектива повышения и получения, новых более высоких воинских званий. И потянулись долгие похожие один на другой армейские будни.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 15:26:00

 Количество просмотров: 4

От автора