4. Коллектив

4. Коллектив

        Явившись на службу к восьми часам утра, я был представлен Поповым воинскому коллективу, в котором мне предстояло служить в ближайшее время. Общего построения части не было, поэтому всё прошло по-домашнему. Нужно заметить, что «офицерское собрание» было довольно разнообразным. Присутствовали авиационные техники, танкисты, «стратеги»   ракетчики, ракетчики «сухопутчики» - их было двое, «космонавты» и даже военный метеоролог. И сегодня в их «полку» прибавился еще один «ценный кадр». Это я. Человек, в услугах которого как инженера по эксплуатации электронной вычислительной техники остро нуждался весь ракетный дивизион. Но необходимо отметить, что подобное оборудование в дивизионе напрочь отсутствовало по причине ненадобности. Я слышал, что были какие-то спецвычислители 9С31, но это совсем другая история. Два крупных инженерных специалиста в области точной электроники уже стояли на тот момент в строю. Это были старлеи: Витюша Стубер – общий любимец и известный на весь университет балагур Васька Барбоскин. В этой подборке был всего один прапорщик. Молодой человек моего возраста, среднего роста не по-мужски пухленький и чем-то напоминающий женщину. Называли его всем дивизионом не иначе как Вирус. Фамилия у него была Вирченко, а звали Игорем Анатольевичем. На его толстой курносой мордашке, сидела пара серых вечно напуганных глаз, которые постоянно бегали по сторонам в поисках приближающегося к нему начальника и места куда бы можно было спрятаться. По всему было видно, что он парень робкого десятка и боится даже своей собственной тени. Солдат было не много, так как, не все стояли в строю.

        Более близкое знакомство с «офицерским собранием» не заставило себя долго ждать и сразу по окончанию развода переместилось в «холодильник». Огромное и в то же время приземистое сооружение, в котором помещалась большая и сложная машина, поддерживающая необходимый темперно-влажностный баланс внутри командного пункта и шахтно-пусковой установки стратегического назначения. Она являлась на самом деле большим кондиционером, вентилирующим, очищающим и охлаждающим великое множество разных хитрых приборов и сотни кубических метров замкнутого глубоко под землей воздушного пространства. Эта сложная конструкция позволяла автономно дышать боевому расчету даже в случае ядерной войны. В войсках все это добро было частью боевого ракетного комплекса, а в базе это был всего лишь безобидный, учебный, наземный вариант ОСовского холодильного центра.

        Летом 1997 года, с последним выпуском бывшего училища Крылова, а так же с приобретением Украиной безъядерного статуса всё это оборудование уже утратило свою стратегическую ценность и превратившись из работоспособного оборудования в металлолом смиренно ожидало часа своей утилизации.

        Вот в таком укромном уголке, спрятавшись от летнего зноя и духоты, за огромными ёмкостями с антифризом заседало почтеннейшее «собрание» ракетного дивизиона. Это место как нельзя лучше подходило для подобных сборов. Прохладное летом, зимой теплое, электрифицированное с водопроводом и множеством разных темных закоулков, в которых всегда можно было что-нибудь или кого-нибудь спрятать.

        В «холодильнике» любили собираться в обеденный перерыв и в рабочее время, чтобы скоротать часок другой за картами или за бутылочкой водочки или холодненького пивка, а то просто и самогонки, купленной где-нибудь по дороге на службу.

Заправлял этим заведением старый видавший виды усатый майор Николай Николаевич Синица или просто, Коль Колич. Про таких людей обычно говорят - душа компании. В свое время он служил он на Байконуре, и ему доводилось провожать людей в космос и быть участником процесса обеспечения старта Советских космических ракет. Пуски «Энергии» и «Бурана», последней передовой техники советской космонавтики, проходили с его скромным участием. Этот человек был буквально насквозь пропитан гордостью и глубокой обидой за свое славное прошлое. Он часто любил показывать свои фотографии и рекламные проспекты Интеркосмоса, где он красовался среди обслуживающего персонала.

        Коль Колич по натуре был оптимистом, очень веселым и компанейским мужиком, душою всей честной компании был именно он. И в дивизионе он пользовался безграничным уважением и авторитетом. С его мнением были вынуждены считаться даже командиры.   За что его и не любил начальник центра полковник Фещенко, который считал, Коль Колича ходячим ЧП и правонарушением, а кроме всего прочего алкоголиком. Синица и в правду любил выпить. И не мог ни дня провести, чтоб не пропустить бутылочку другую бренди колы.

        В тот день коллективу представили не только меня одного, а еще моего одногодку Сашку Порохончука выпускника пятого факультета, который в отличие от меня, по крайней мере, хотя бы назывался ракетчиком. Вот вместе мы и   были приглашены на знакомство.


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 15:19:53

 Количество просмотров: 4

От автора