2.11. Залет

2.11. Залет

        Всякий расслабон должен, когда ни будь закончится. А заканчивается он конечно же залётом. Так и у нас, залёт случился. Когда вышло это досадное приключение была зима. Я в это время находился в патруле по Сокольникам – это был фирменный наряд четвёртого факультета, который нам достался в наследство, простите за каламбур, от первого в училище четвёртого Факультета наземного механического оборудования и электроснабжения военных объектов. Факультет в конце восьмидесятых перевели в Краснодарское ВВКИУ РВ, а наряд вот остался.

        Дело было с субботы на воскресенье где-то под Рождество. Ночью мы несли службу в Сокольниках, а днём приезжали спать в казарму. Так было и в этот раз. Я приехал на отдых утром и обнаружил спящим в казарме весь свой курс. Было как-то не привычно. И причиной тому был залёт Андрея Мацика курсанта первой учебной группы. Со слов моих однокурсников дело было так. Мацик в субботу после завершения парковохозяйственого дня ушёл в увольнение в город и не вернулся в положенный срок к ужину. Мерцалов засчитал Андрею опоздание из увольнения. Подождал с пол часа, доложил по команде об опоздании курсанта и принял меры к его поиску. Мацик был Харьковский – жил где-то в районе метро маршала Жукова, но в тот вечер дома он не появлялся.

        Опоздание из увала периодически случаются и в них нет ничего страшного. Если будет уважительная причина, на тебя покричат да успокоятся и всё сойдёт с рук. Если опоздаешь и не сможешь объяснить почему – сидеть тебе месяц на казарменном положении. Придёшь пьяный и с опозданием отправишься на губу. А Мацик не пришёл вовсе. Девяносто третий год уже во всей красе успел показать новую украинскую действительность со звериным оскалом надвигающегося дикого капитализма и криминальных разборок лихих девяностых. Поэтому Мерцалову было из-за чего переживать. В одиннадцать вечера, как и положено в субботу, прозвучала команда отбой, курс лёг спать, а всё курсовое звено было в это время на месте - решало где им с утра продолжить поиски загулявшего курсанта. Но в поисках помог наряд патрульной постовой милицейской службы. Полиции тогда ещё не было и по улицам ещё ходили в прошлом советские милиционеры в советской форме. Но это были уже совсем другие люди. Так вот, наряд патрулировавший парк Шевченко обнаружил на лавочке аккуратно по-военному сложенную форму курсанта. Там лежало всё начиная от ботинок с зимней шапкой и шинелью и заканчивая исподним с носками. Естественно форму обыскали и нашли номер военного билета и документы на имя Андрея Мацика, - так что милиции даже личность хозяина вещей устанавливать не пришлось. Доложили дежурному. И ровно через пол часа после отбоя, факультет подняли по тревоге, одели, построили, и выдвинули пешим порядком по улице Тринклера в сторону парка Шевченко. Там соединились с милицейской патрульной службой и приступали к совместным поискам пропавшего в парке курсанта. Милиции конечно не привыкать, а вот о том, что пережили в эту ночь Альбертович и Петько, можно только догадываться.

        Огромную территорию парка разбили на сектора и несколько раз прочесали, от улицы Сумской до каскада на Клочковской и от площади Свободы (Дзержинского) до оперного театра до Римарской. Благо, что та ночь была лунной и всё хорошо было видно. Но несмотря на все усилия найти Мацика не удалось. Радовало одно, что, если тела нет, значит есть шанс, что курсант жив. Так ни с чем далеко за полночь вернулись в расположение факультета… Весь следующий воскресный день прошёл в напряжении, а в понедельник, часов в пять утра появился Мацик. Что было той ночью мы наверняка так и не узнали, но пришёл Андрей с подпития и скорее всего просто где-то гулял с друзьями в городе, а проспавшись явился в казарму. Так, что логичным выгляло то, что в тот же день после своего прибытия он отправился на гауптвахту с запиской об аресте выписанной начальником факультета. По возвращению из заключения Мацика не отчислили от обучения за его похождения, а лишили зимнего отпуска и посадили на казарменное положение до конца второго курса. А что бы он не расслаблялся, в целях профилактики на протяжении долгих месяцев ставили его в наряды по курсу с субботы на воскресенье. Когда Мацик появился в казарме после своего освобождения из-под стражи к нему на цыпочках подошёл Костя Мацук и расставив пальцы веером важно произнёс:

         - Ша, гопота, он зону хавал…


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 11:55:00

 Количество просмотров: 6

От автора