2. Вперёд к инфаркту

2. Вперёд к инфаркту

         В Богодуховской учебке я впервые вплотную столкнулся с таким явлением в армии, как спортивно-массовая робота во всей её красе. И с настоящим военным подходом к этому делу. Мне, конечно же, приходилось заниматься спортом и раньше, в училище на занятиях под руководством преподавателя, и на зарядку я бегал вместе с однокурсниками, да и сам на прежнем месте службы частенько проводил её по утрам с солдатами дивизиона, в котором служил. Но в Богодухове все, оказалось, по-взрослому и совершенно иначе, нежели в других местах в которых мне приходилось бывать до этого. Спортивно-массовая робота с личным составом в этой воинской части была окружена стольким количеством инструкций хотя одного наставления по физической подготовке и спорту для личного состава было бы вполне достаточно, там и так всё написано. Но в Богодухове всё было возведено в ранг культа. По большому счёту это правильно. Особое отношение к спорту заведено здесь давно. Ведь все-таки это учебное подразделение, а физическая закалка молодого солдата всегда занимала не последнее место в системе боевой подготовки наших вооружённых сил, да и не только наших. Спорт в Богодухове военные любят и ценят, хотя более чем из двухсот офицеров и прапорщиков, служащих в учебке, в свободное от службы время им занимаются единицы. Происходит это, скорее всего, по причине отсутствия этого самого свободного времени. И оригинального местного подхода к спортивным мероприятиям. Привил им эту трепетную любовь к физкультуре их прежний начальник – генерал-майор Карелин, которого все любили и ценили. Хороший был человек. А вот его преемник, другой генерал-майор по прозвищу Пича, поднял эту планку ещё выше и при этом изрядно её перегнул. Он частенько любил принять зачёт по кроссу на три километра у постоянного состава вверенного ему учебного центра. Слово кросс было для него как красная тряпка для быка, он приходил в ярость, когда узнавал, что кто ни будь из его подчинённых, позволяет себе отлынивать от такого милого занятия как групповая пробежка в составе родного подразделения. Всё было бы нормально, если бы Пичугин не был Пичугиным и не принимал, весьма своеобразных командирских решений. Командир обязан заниматься закалкой личного состава, но это только согласно положений устава внутренней службы и наставления по физической подготовке и спорту…. Этими двумя документами в Богодухове не ограничивались. Даже я, человек в общем-то привыкший к бегу был в шоке.

         Если вы когда ни будь, занимались спортом, если вам когда ни будь, приходилось бегать даже как любителю, то, вы, наверняка знаете, что самое тяжёлое это начать, и приучить свой не окрепший организм к физическим нагрузкам. Вставая, не свет не заря, вы зеваете и в полу дрёме, пошатываясь и засыпая на ходу, почти на автопилоте, почухивая свой животик вы идете, повинуясь зову природы, в туалет. И в этот самый момент вам больше всего на свете хочется вернуться обратно в свою тёплую, ещё не успевшую остыть, постель, свернуться калачиком и досмотреть свой сладкий утренний сон. Но как бы не так, вам нужно срочно собраться, и в любую погоду выйти на улицу, для того чтобы пробежать свои обещанные самому себе три километра. И навсегда задавить в самом себе свою лень. Знакомое вам чувство, не правда ли? А что вы сделали, когда впервые испытали его? Если вы побежали в то утро, то наверняка вы бегаете до сих пор. А если же нет, то, скорее всего вы ведете далеко не спортивный образ жизни. И даже простенькая стометровка повергает вас в ужас. Одним словом, вы не спортсмен. Но даже если вы бегаете по утрам трусцой, занимаетесь гимнастикой на спортивных снарядах и тягаете тяжеленные гири, то, даю сто процентов, что проделываете вы всё это в наиболее удобное и приятное для вас время. И при этом занятии никто кроме вас самих не напрягается, и вы соответственно не доставляете никому хлопот, и вы получаете от этих упражнений только удовольствие.

         В армии со спортом все гораздо проще. Если не сказать хуже. Вам не придется, из своего и без того напряженного графика постоянных дежурств, задействований и боевой подготовки, и прочей ерунды, выкраивать время на соё физическое развитие. Но если вы не пожелаете этого делать. То такой простой вопрос за вас с успехом решит командир вашей воинской части. И как хороший командир он не пойдет на поводу у личного состава. Он не станет устраивать вам спортивные игры в рабочее время в часы, предусмотренные для этого распорядком дня. А зачем? В это время, по его мнению, у него и у вас есть дела по важнее. Нужно заботится о совей «новой родине» укрепляя её оборонную мощь. Поэтому он заставит вас заниматься спортом вместе с вашим горячо любимым личным составом, и сделает это обязательно в неурочное время или во время проведения утренней физической зарядки. А для того чтобы вы окончательно не расслаблялись, назначит вам построение эдак за пол часа до подъёма, чтобы вы могли заодно проконтролировать своих солдат во время выполнения ими этой сложной для них процедуры. Ну а на вопрос, что вы делаете в своё личное время в части, если вы сегодня не в наряде и не выполняете обязанности ответственного по подразделению, в котором служите, - командир даст вам резонный ответ, что вы получаете надбавку за особые условия службы. При этом, он – командир создаёт вам эти особые условия, проводя с вами тренировку и проверку вашей физической подготовки, а вы – соответственно отрабатываете эту самую надбавку в денежном содержании за особые условия. А вопрос о распорядке дня, по меньшей мере, в данной ситуации не уместен и является глупым.

         Итак, утром вы в части. Слово «Подъем», бойцы не любят, и нет для них страшнее слова на свете. Кто его вообще любит этот «Подъём»? А пригнав вас с утра в казарму, ваше начальство тем самым укрепит уровень дисциплины в вашем подразделении - ведь солдат прочувствует, что вы рядом. Отеческая опека командира в данный момент как никогда нужна солдату, иначе он окончательно расслабиться, и перестанет быть послушным солдатом, а вместе с ним расслабитесь и вы. Поэтому, чтобы не расслабляться, вы обязаны: - припереться не свет не заря на службу своим ходом. Почему именно своим? Да потому что общественный транспорт в это время ещё не ходит или его в вашей глубинке просто нет. Ну а машину по причине хронического безденежья и бедности вы еще не купили, а если и купили, то у вас как всегда нет денег на бензин. Вы встали в четыре, а то и в три часа ночи, чтобы успеть добраться к подъёму. Без сомнения, придя ранним утром в смрадную казарму, битком набитую солдатами, в ожидании очень длительного рабочего дня, конец которому придёт не в восемнадцать ноль, ноль, как гласит распорядок дня, а гораздо позже, вы почувствуете небывалый подъём сил, как душевных, так и физических. И вы ласково рявкните по команду «ПОДЪЁМ» заглушив своим душевным воплем жертвенный стон дневального. Обязательно стукните, чем ни будь тяжелым своего солдата, который нежно потягивается в кроватке. Солдат – молоденький душара, конечно, вскочит, в ужасе оденется и займет своё место в строю, чтобы поздороваться с вами при этом, проклиная вас вместе с вашим подъёмом и зарядкой, без которой ему так хорошо жилось на гражданке. Деды будут вставать, будут тихо огрызаться, получать тумаки, но все же вставать. В этот миг боец будет думать только об одном, как скорее обогнать своих товарищей после команды «Через туалет, строиться на улице», и первым занять заветное место на очке или у писсуара, и за две-три минуты успеть оправиться. Потому что, если он не успеет сделать это сейчас, ему предстоит носиться как сайгаку с тяжестью в животе целый час, понимая, что он сделает это только после зарядки, если не наделает себе в сапог до того, как. А вы ровно через пять минут, совместно с дежурным офицером пинками вытолкаете его на противную мерзкую и холодную улицу. Где вас уже будут ждать такие же, как и вы, офицеры и прапорщики. А ваше штабное начальство, которое может быть придёт на бега, а может быть, и нет, но, не зависимо от этого, бегать всё равно не будет, начнет подзадоривать вас своими сальными шуточками, обращая внимание общественности на все ваши недостатки… При этом бегущий строй останавливать не в коем случае нельзя, ведь этой остановкой вы сломаете слаженный утренний график спортивной жизни воинского коллектива. А если вы всё-таки остановитесь и дадите передохнуть бойцам, многие из которых только и мечтают о туалете, то вы, безусловно, плохой офицер и не способны командовать своим подразделением, потому что идёте на поводу у своих солдат, которые элементарно готовы наделать себе в штаны. Вот и гоняете вы бойцов до потери сил, пока их берцы не наполнятся до краев вонючим потом, а портянки не собьют ноги в кровь.

         Но если вам повезло, и вы сегодня не ответственный и вам не выпало счастье провести у бойцов утреннею физическую зарядку, расслабляться вам не стоит. Потому что дальше будет всё как обычно, как десятки, а может быть и сотни раз до этого. Вам раздадут нагрудные номера – старые измусоленные воняющие чьим-то потом тряпки. Вас построят, проинструктируют, лишний раз напомнят нормативы и подадут команду «Бегом марш». И вы побежите ранним утром как сайгак в бескрайней морозной казахской степи, как спортсмен легкоатлет международного класса, потому, что призом в этой гонке будет не ваше здоровье, а премия, деньги, которых вас лишат, если вы не уложитесь в отпущенное вам время. Эти жалкие гроши, которые в любой момент вы можете потерять по вине своей физической немощи, или по вине жлоба начальника, который специально занизит ваш результат, станут для вас тем мощным допингом, который, поверьте мне, не сравним ни с чем на свете. И никакая олимпийская медаль не заменит этого мощнейшего стимула. Вы будете плеваться, но все равно гнать своё полусонное сердце на встречу к инфаркту. А потом, пробежав, вы или ваш друг закурит, втягивая в надорванные лёгкие дурманящий дым тлеющего табака, и от этого ваше сердце забьётся ещё сильнее. Ещё пару тройку раз совершите вы такие забеги и вот вы уже окончательно простужены. Сердце у вас подорвано, язва в стадии обострения, потому что на завтрак вам уже не успеть. Ваши нервы окончательно измотаны оттого, что вы днями не видите своей семьи, и ваша жена упрекает вас в том, что вы совершенно не занимаетесь ребенком и домом. И вот, наконец, настает кульминационный для вашего начальника и вас момент - вы стоите мокрый, взмыленный посреди стадиона и понимаете, что помыться вам негде. Берцы ваши мокры от пота, а уже зима и вам предстоит ходить в них и мерзнуть целые сутки. А тут ещё этот толстый и до бесстыдства с огромным брюхом генерал тычет вам в лицо секундомер и при этом ехидно своим сиплым голосом произносит:

         - Ну, шо капитан? Трешку пробежать не можешь?

         А потом сам себе же и отвечает на свой вопрос:

         -Дохлый ты, что ли? Ты у меня, что в воскресенье бегать захотел?

         Хорошо капитан я тебе это устрою – и тут же, с радостью принемаеться вычитывать другого, попавшегося ему на глаза офицера.

         И тут идеалистическую картину вашей спортивной победы над самим собой завершает командир вашей части, который, пользуясь снисхождением большого «папы», то есть генерала, в забеге не участвовал, но уже успел озадачить, какой ни будь ерундой, твоего старика начальника. А старик начальник тут же рядом с тобой, будучи порядочным человеком, пробежал из последних сил свой километр и теперь судорожно цепляется за остатки здоровья и свою должность сидит на лавочке и харкает слюнною с кровью. И вам ничего не остается, как идти и выполнять прихоть командира, вместо того чтобы хоть как-то перекусить на скорую руку.

         А в это самое время ваша жена разрывается между домашними делами и отправкой ребёнка в школу или детский сад, а домой, чтоб помочь ей вам уже не попасть. Уже начало дня, задача до сих пор не выполнена и скоро построение на утренний развод. И про себя вы думаете: «Господи, как хорошо, что я не в наряде, иначе пришлось бы бегать после бессонной ночки». А командир ходит довольный тем, что выкроил время для робот за счет бега и ему глубоко наплевать на то, что вам за это никто не заплатит – ведь это те самые особые условия армейской жизни. Ну, а вы пойдете служить дальше не выспавшийся, уставший с самого начала рабочего дня и злой на всё, что вас окружает вокруг. И если даже вы морально устойчивы и крепки телом, усталость всё равно накопиться к концу дня и не найдя выхода в нормальном отдыхе больно ударит вас и ваших близких испорченным вечером. А с годами она нанесёт удар по вашему сердцу, и вы ещё на один шаг приблизитесь к аритмии, стенокардии и наконец, к инфаркту. И в конечном итоге врачебная комиссия признает вас негодным к воинской службе, и уже другой командир, пришедший на смену старому, уволит вас в запас. Не это ли есть та романтика военной службы, которая так непонятна всяким гражданским лицам и так дорога нам офицерам и просто военным влюблённым в армию с юности?


Рейтинг: 0/5 - 0 голосов

Комментарии (0)


 



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Дата публикации:   2021-06-21 16:55:56

 Количество просмотров: 3

От автора